Блог

Экспедиция за неуловимым. Часть 4.

1. Сельская больница. Перед выездом из лагеря Ванечка обнаруживает впившегося в пуп клеща. Алексеич предлагает самый технически простой способ лечения: залить клеща подсолнечным маслом, он задохнется и вылезет наверх. Алексей Мустафьевич за то, чтобы привязать к клещу ниточку и измучить его длительными подергиваниями. Решаем все-таки везти Ванечку в больницу в Елизово. Забрасываем группу на наблюдательный пункт, разворачиваемся и – в Елизово.

Маленькая больничка, но с палатой для ветеранов ВОВ и телевизором в углу коридорчика. Доктор попадается интересующийся: расспрашивает про оранжевый джип, про Экспедицию, одобряет, что детей везем бесплатно, но про черных аистов в здешних местах не слышал. Медсестричка отчитывается о процедурах над «запущенным мужиком из Устяжи». Я вставляю:

- Наверное, такой же запущенный, как и его деревня…

И вдруг получаю возле носа кулак медсестры:

- Ты чего это мою деревню хаешь!

Доктор заступается:

- Ты вот патриотка, а из деревни-то уехала. А вообще, раньше в советские времена, если у кого свадьба или похороны, так туда ездили: устяжская самогонка знатная была, - это он рассказывает, уже деловито ковыряясь в ванечкином пупке. Я пробую разузнать насчет того, когда, мол, анализ клеща на энцифалитность делать будем? Доктор даже не поднимает на меня глаза, выбрасывая в урну ватку с останками клеща:

- Это вам в район ехать надо было, а мы тут только их вытаскиваем и выбрасываем.

Ванечка спасен. Тепло прощаемся с доктором и ложимся на обратный курс.

2. Есть черные аисты.

Мы возвращаемся на позиции. Среди наблюдателей царит легкая эйфория: видели черных аистов, причем не одного, а пару. Бинокли непрестанно переходят из рук в руки, возле трубы очередь. Марина говорит:

- К сожалению, мы не засекли место вылета, будем наблюдать: надеюсь, они сядут на гнездо, а не на кормовую базу.

Наблюдаем: очень красиво они кружат, зависая в небе. От второй группы наблюдателей с другой стороны дороги приходит радостное известие: засекли место вылета черного аиста и вон он, аист, кружит над лесом. Итак, наша экспедиция наблюдает за полетом трех черных аистов: мы радостно взволнованы. Потом в своем интервью ОНТ и СТВ Марина именно об этом моменте скажет:

- До настоящего момента учеты численности черного аиста на исследуемой территории не проводились, и было неизвестно, насколько обычен здесь этот вид. Ввиду того, что экспедиция проходила уже в конце гнездового сезона, нельзя точно определить численность данного вида. Однако можно утверждать, что черный аист здесь достаточно обычен (в трех точках наблюдения отмечено около 5 особей), и его плотность в лесных массивах исследуемой территории может оказаться сравнимой с лесами заказника "Средняя Припять", которая, по предварительным данным, является  наиболее высокой для территории Беларуси.

3. К нам приехало телевидение.

Местные были явно изумлены этим зрелищем: два оранжевых джипа с флагами, машина с надписью «СТВ» на бортах, 2 съемочные группы, группа подростков в оранжевых майках вокруг огромной подзорной трубы на треноге, и все смотрят поверх пасущихся коров на их обыкновенный лес и делают непонятные знаки, - что происходит?

Мы засекли место вылета аиста. Команда «В сапоги!» вызывает небывалый энтузиазм у  операторов. Они вскидывают камеры и бодро снимают нашу подготовку к выходу в лес и, более того, глазом не моргнув, идут туда с нами, отмахиваясь от полчищ комаров, героически продолжая исполнять свои профессиональные обязанности.

4. Аист белый: облом.

Мы очень хотели, чтобы черные аисты были окольцованы нашими кольцами с логотипом  Экспедиции, но следующий эпизод показал, насколько это было нелегким делом. Мы нашли гнездо белых аистов на красивой опушке леса  и решили отработать технологию кольцевания. И вот, когда мы подошли к гнезду, птенцы настороженно приподнялись. Марина сказала:

- Теперь смотрите: или спланируют на землю, и тогда - наши, или станут на крыло и тогда уж - «наша встреча была ошибкой».

Мы сделали еще пару шагов. Птицы с необыкновенной легкостью взлетели и были таковы.

- Уже поздно для кольцевания, но эта наша разведка очень важна, - сказала Марина, а я  подумал: «Белый аист, вот он, посреди поля: иди, бери, а за черным-то походить надо, да по зарослям, да по болотам да знаючи как! Так и в жизни за чем-то значительным, редким, неуловимым – надо потоптать дороги и бездорожье».

Приходит в голову мысль, которая вечером у костра становится тостом:

- Черный аист – это не птица, это – имя идеи, что есть такое богоугодное дело- помочь человеку войти в храм природы. Ребята, которых мы привезли в эту экспедицию, сами станут центрами экологического образования, новых экспедиций. А Марина, сугубо ученый человек, которому вроде как совершенно некогда заниматься педагогикой, никуда не денется, и будет исполнять свой долг - будет рассказывать детям о том, что человек - не царь природы, а только один из видов ее животного мира.

Добавить комментарий